Как и зачем российские оккупанты обрабатывают крымских школьников?

Источник:  uainfo.org  /  11:20, 24 Ноября 2017

После аннексии Крыма в Кремле пытаются решить основную задачу – как сохранить нынешний политический режим на максимально продолжительный срок

Аннексированный Крым – территория, на которой Кремль отрабатывает методики управления обществом в условиях противостояния с Западом. Одним из главных объектов политического воздействия стали школьники, которых приучают поддерживать власть любыми способами и при любых условиях, пишет Сергей Стельмах специально для "Крым.Реалии"

Президент России Владимир Путин 18 ноября участвовал в открытии памятника российскому царю Александру III на территории Ливадийского дворца в Ялте. Политики и эксперты отметили, что Путин посетил Крым в рамках предвыборной кампании, а пользователи социальных сетей обратили внимание на эстетические несуразицы монумента. Они также напомнили, что памятник возвели на месте теннисного корта. Некоторых крымчан возмутило, что государство в условиях кризиса тратит деньги на монументы, вместо того чтобы пустить средства на более актуальные проекты.

Есть еще одна деталь, на которую мало кто обратил внимание, – основными зрителями открытия памятника были дети и подростки. Путин выступил с речью об Александре III, рассказал, каким патриотом и государственником был российский монарх. "Сегодня здесь, в Крыму, в знаменитом Ливадийском дворце мы открываем памятник императору Александру III, выдающемуся государственному деятелю, человеку сильного характера, мужества, несгибаемой воли. Он всегда глубоко чувствовал огромную личную ответственность за судьбу страны, сражался за Россию на ратном поле. А став главой государства, делал все для развития и укрепления державы, для того, чтобы сберечь ее от потрясений, внутренних и внешних угроз", – сказал Путин. Как полагают некоторые наблюдатели, российский президент таким образом провел параллели с собственной политикой за последние несколько лет.

Читайте также: "Товстозадий солдафон": як Путін невдало мітить крадену територію. ФОТО

То, что это происходит именно на полуострове, нетрудно объяснить. Система государственной власти в России критически зависит от президентского рейтинга, его медийного образа "собирателя земель", руководителя, который поднял страну "с колен". В свою очередь, этот образ зиждется на Крыме, который российский политический класс рассматривает как основное достижение за все годы пребывания Путина на посту главы государства.

Почему именно дети? Крым – не только военная база, но и территория, на которой Кремль отрабатывает методики управления обществом в экстремальных политических условиях. Экстремальных – для российской власти, которая вплотную подошла к точке бифуркации. После аннексии Крыма в Кремле пытаются решить основную задачу – как сохранить нынешний политический режим на максимально продолжительный срок. Если до марта 2014 года в российском политикуме были дискуссии относительно "транзита власти", то после событий в Крыму и на Донбассе эта тема перестала быть актуальной для экспертов и журналистов. Они понимают, что смена президента в 2018 или 2024 году будет означать кардинальную перестройку основ нынешней российской государственности. С точки зрения кремлевских политтехнологов, такой вариант является опасным социальным экспериментом.

Крымских и российских школьников уже сейчас приучают к тому, что им придется жить и расти именно при этом режиме. Юных граждан последовательно и систематично убеждают в необходимости поддерживать власть всевозможными способами. На это брошены силы государственной информационной машины. Памятники в Крыму, лекции в школах об "экстремизме", давление на политически активных подростков и прочее. Нашумевший клип "Дядя Вова, мы с тобой" – также элемент политического воспитания. В нем депутат Госдумы Анна Кувычко вместе с волгоградскими школьниками, одетыми в полицейскую форму, клянутся в верности Путину, обещают "сохранить" Крым и даже отобрать у американцев Аляску. США в клипе названы "гегемоном", который якобы допекает всему миру.

Читайте также: Зачем в России дали команду проверить учебники по истории

Крымские школьники и студенты – наиболее удобный объект для отработки приемов политического воспитания. Кремлю не интересны молодые крымчане в возрасте от 22 до 35 лет. Они получили образование при Украине, привыкли пользоваться интернетом. Им непросто понять и принять правила социального поведения, привычные для большей части россиян. Некоторые, например, до сих пор не могут привыкнуть к тому, что с собой желательно всегда иметь паспорт, дабы не было лишних проблем с полицией. Над такими крымчанами не довлеет опыт советского двоемыслия, их сложнее "перековать" под текущие политические нужды. Равно как власти не интересны и российские студенты, часть которых активно поддержала антикоррупционные выступления Алексея Навального.

К активной поддержке режима готовят именно детей младшего и среднего школьного возраста. Власти понимают, что послушные бюджетники и пенсионеры "эффективны" только во время выборов. Они физически не могут поддержать режим на улице или на поле боя с оружием в руках. Москва, с одной стороны, упрекает американцев и европейцев в том, что они пытаются "навязать" России собственную политическую модель. С другой стороны, Кремль активно готовится к возможному конфликту с НАТО, насыщая Крым войсками и техникой.

В такой ситуации совершенно логично, что в Крыму, словно грибы после дождя, массово формируются отделения российской молодежной военизированной структуры – "Юнармии". В Севастополе к движению присоединились 55 учебных учреждений и организаций. На днях стало известно, что отделение открыли в Красноперекопском районе. И так – по всему Крыму. Именно на полуострове Москва отработает политические и информационные методики мобилизации школьников на поддержку Кремля. Сегодня детей учат российскому патриотизму, им рассказывают о славном боевом прошлом. Через несколько лет, когда они подрастут, их могут отправить на войну против Украины или американской "гегемонии". Детвору последовательно приучают к тому, что у России только два подлинных союзника – армия и флот. Именно эта фраза Александра III высечена на его памятнике в Ливадии.

 

Наверх