Люди с другой позицией...

Источник:  v-variant.com.ua  /  12:22, 18 Июня 2022

Жизнь под давлением оккупантов: история одного старосты с Луганщины

Едва ли не каждый день в средствах массовой информации появляются материалы о коллаборантах на временно оккупированных территориях Украины. Особенно много предателей среди государственных служащих, полицейских и органов местного самоуправления. Но есть и люди с другой позицией. К примеру, такие как староста одной из временно оккупированных громад Луганской области.

Вместе со своей семьей он прожил три месяца в оккупации. Эти 100 дней были настоящим испытанием на стойкость, преданность, честность перед самим собой. На правах анонимности он поделился своей историей с Восточным Вариантом.

Жизнь «до» оккупации

Наш герой работал в местном самоуправлении с 2015 года. Сначала был поселковым главой, а после реформы децентрализации — старостой громады. Его жена также сотрудница старостата — администраторка Центра предоставления административных услуг. В семье двое детей, один из них — несовершеннолетний.

Едва ли не всю жизнь они посвятили своему родному селу. За годы их работы воплощены десятки проектов — установили детские площадки, беседки с Wi-Fi, усилитель мобильной связи; осветили центральные улицы старостата; выполнили реконструкцию водопровода и крыши школы; построили часовню и зону отдыха с качелями.

детская площадка

Детская площадка. Фото иллюстративное, с сайта "Известия Черкасчины"

«Сколько всего мы должны были сделать в этом году, если бы не война. Верю, что еще будет на это время», — говорит староста.

Первые «знакомства» с оккупантами: сначала без агрессии

Оккупация пришла к ним в громаду в первые дни войны вместе с захватчиками. На третий день исчез глава громады, а старостам пришли смс-сообщения.

«Нам написали, что все старосты должны явиться в здание полиции 27 или 28 февраля (точную дату не помнит — ред.). Если кто-то проигнорирует “приказ”, то они не отпустят руководителя нашей громады. Конечно, все приехали. Разговор был достаточно адекватным. Они записали наши телефоны и другую контактную информацию и отпустили. Это были представители так называемой “луганской народной республики”», — рассказал мужчина.

По словам старосты, с момента первой встречи с оккупантами прошло довольно продолжительное время. Пока захватчики молчали, в старостате еще немного занимались своей работой. Даже смогли начислить зарплату и аванс рабочим.

«9 марта нас снова вызвали. На этот раз они рассказывали, что теперь все будет Лас-Вегас. Предлагали остаться работать на них, а также помочь в установлении местонахождения главы РГА. Я не согласился и написал заявление об увольнении в тот день», — говорит наш собеседник.

Искали оружие: избиение и обыск

Орки есть орки, а потому разговоры после заявления об уходе закончились. Староста помнит, как через несколько дней домой приехали военные в балаклавах, и ничего нормально не объяснив, избили.

оккупант

«Они перевернули весь дом. Под дулом автоматов и с заломленными руками вели к старостату. Тогда стало ясно, что они ищут оружие из военного КАМАЗа, который я с другими ребятами перегнал в центр громады, потому что он стоял брошенный несколько дней в районе нашего населенного пункта.

Перегнать КамАЗ меня попросили представители поселкового совета, чтобы оружие не разнесли по домам местные жители. Конечно, оружие никто не раздавал и не брал оттуда.

Пока меня везли в отдел полиции, надели шапку на голову, били по ребрам и угрожали. Говорили типа “признавайся, кто военные и АТО, где оружие и так далее”», — говорит мужчина.

После нескольких часов допроса отпустили его домой.

С подачи бывших коллег

На этом весь кошмар пребывания в оккупации этой семьи не закончился. Но, к сожалению, дальнейшие «встречи» с оккупантами проходили уже с подачи местных жителей и бывших коллег старосты, перешедших на сторону оккупационных властей.

По словам мужчины, специалистка по регистрационным делам стала, так сказать, новой старостой от оккупационных властей.

«Женщина, которую мы считали чуть ли не членом семьи и близким человеком, предала нас. Она решила “проявить инициативу”, выслужиться перед новыми “руководителями” и провести инвентаризацию коммунального имущества», — вспоминает староста.

Он говорит, что максимально пытался оттянуть этот момент, но «новая начальница села» написала заявление в «прокуратуру лнр», что он якобы не хочет передавать имущество. И тут снова домой к старосте приехали захватчики. Дальше по привычному сценарию: избили, перевернули весь дом и под автоматами вели к старостату на инвентаризацию.

«Конечно, мне пришлось приступить к процедуре, потому что под угрозой была моя жена и дети. Мы переписывали имущество, клеили номера, я ездил в поселковый совет на сверку. Забегая вперед, скажу, что ни один документ или акт я не подписал», — подчеркнул житель Луганщины.

Инициатива «наказуема»

Несмотря на всю грязь и отчаяние, 6 мая староста, его жена и несколько девушек решили покрасить детскую площадку собственной краской. Но уже через несколько дней в обед к ним постучалась «национальная милиция». Они сказали, что поступила информация о том, что именно они покрасили площадки в желто-голубые цвета.

«Я им говорю, что за глупость? Ну мы не самоубийцы! Проехали, посмотрели, что ничего такого нет и уехали назад. Через час приезжает еще один наряд и снова начинают говорить про эту площадку. Я им объясняю, что уже ездили и смотрели, что нет там никаких желто-голубых цветов. Потом они сказали, что мы здесь якобы готовим парад вышиванок и коктейли Молотова. Ну, что им говорить, если они ничему не верят. Но все же поговорили и поехали назад».

Решили выезжать

Последней каплей была клевета уже «новоназначенной старосты села». Кстати, немного информации об этой «начальнице». Женщина работала продавщицей в местном магазине, которую выгнали владельцы за ее пророссийские взгляды. Поэтому она быстро побежала к оккупантам и предложила свои услуги. Стоит отметить, что родом она с западной Украины, говорила всегда на украинском языке, но это не помешало ей сделать такой выбор.

Она поехала в «прокуратуру», в «милицию» и что-то наговорила на старосту — и уже в начале июня к нему снова приезжала милиция.

«В тот день я был на рыбалке. Когда вернулся, меня встретила заплаканная жена, которая рассказала, что рашисты снова перевернули весь дом, допрашивали моих детей без разрешения. Конечно, ничего не объяснили. Уже потом я узнал, что кто-то ночью снимал рашистские флаги и, конечно, кто как не мы. Они сказали жене, что я должен явиться на следующий день на 11 часов», — рассказал староста.

Когда он явился к зданию полиции, у него забрали телефон, все флешки и дали четко понять, что он должен найти флаги, собрать информацию об атошниках, бывших военнослужащих и патриотически настроенных людях. Также они сказали, что у старосты есть только три выхода.

«Первое, сотрудничать с ними. Второе — уехать вообще из дома. Третье, как они сказали, “самая худшая участь”. Конечно, я выбрал выезд. То, что для нас является оптимальным вариантом. Сотрудничать с оккупантами не буду, а умирать не хочется», — объяснил мужчина.

Скучают по селу

После «разговора по душам» с оккупантами, семья старосты собрала вещи за пару дней и уехала. Мужчина говорит, что жена очень скучает по дому, в который годами вкладывали все силы. Но эмоционально стало легче, если так можно сказать.

цветы луганщина

То, что напоминает о доме. Фото иллюстративное – из Википедии

«Конечно, очень тяжело жить в населенном пункте, где 90% людей поддерживают этот режим. Когда не знаешь, с кем можно говорить, о чем говорить. Когда на тебя смотрят, как на врага народа, хотя ты работал и делал все возможное и невозможное для каждого, кто нуждался в этом», — с сожалением говорит житель Луганщины.

Также боль причиняет предательство тех, кого считали друзьями и родственниками. Мужчина говорит, если визуально смотреть, то в поселковом совете и администрации где-то 70% остались работать на оккупационные власти. Если говорить об их старостате — 50%.

«На день рождения моей жены, 1 апреля, был последний раз, когда мы все собрались. Мы дали ясно понять, что мы за Украину, что мы патриоты и никогда не станем сотрудничать с оккупантами. Позже коллаборантки обосновали свое решение отсутствием денег. Конечно, трудно жить, когда нет дохода, но мы ведь как-то жили. Пришлось даже продавать некоторые вещи из дома: новый пылесос, сетку-рабицу и прочее. Я даже не думал продаваться. Не смог бы. Душа не позволила бы…» — сказал староста.

Ксения Новицкая. Фото на обложке: иллюстративное, с сайта “Донбасс Украина”

Наверх