"Я однозначно остаюсь в городе": интервью с мэром Краматорска Александром Гончаренко

Источник:  v-variant.com.ua  /  11:11, 7 Июня 2022

Чем сейчас живет Краматорск?

Чем сейчас живет Краматорск? Как близко подобралась опасность боевых действий? И в чем заключаются обязанности руководства города? Ответы на эти и другие вопросы — в эксклюзивном интервью с руководителем областного центра.

Журналист Восточного Варианта поговорил с мэром Краматорска Александром Гончаренко и узнал о ситуации на фронте, жизни и нуждах города в военное время. А еще о том, почему люди до сих пор остаются в городе и почему им надо пересмотреть свое решение.

— Какая сейчас ситуация в Краматорске и на востоке Украины?

— В городе в целом относительно спокойно, если сравнивать с местами боевых действий, такие как Попасная и Бахмут, — куда российские оккупанты уже подошли вплотную, на расстоянии артиллерийских обстрелов 10-12 километров от города.

интервью гончаренко краматорск

Также они хотят отрезать снабжение по трассе Бахмут-Лисичанск и, соответственно, будут пытаться окружать наши военные подразделения в районе Северодонецка и Лисичанска. Там “жарко” сейчас. А в Краматорске относительно спокойно, хотя мы слышим канонаду, которая доносится с направлений Изюм-Славянск, а так же из Лимана.

Из Лимана дистанция короче, и это направление опасное для нашего города.

Однако мы защищены рекой Северский Донец, через которую россиянам будет тяжелее переправиться в случае отвода наших войск.

Также есть угроза в случае отвода наших солдат из Лимана, в этом случае они смогут артиллерией уже достать до Славянска и до окраины Краматорска. Это тактика россиян в Лимане. Они стреляют по городам с дистанции 15-20 километров, а потом уже отправляют танки. У нас не хватает оружия — от нас прилетает один снаряд, в ответ мы получаем 20.

Например, во время “прилетов” в начале мая, пострадали 30-40 жилых домов, 1500 квартир. Когда 500-килограммовая бомба прилетает в 150 метрах от домов, вылетают окна, простенки, двери. Эти дома непригодные для жилья.

обстрел краматорск 5 мая

Обстрел Краматорска 5 мая 2022 года. Фото: t.me/pavlokyrylenko_donoda

При этом город пытается жить нормальной мирной жизнью. И из-за этого, к сожалению, примерно 5 тысяч людей решили вернуться. 65 тысяч людей выехали. Часто люди возвращаются, для того чтобы забрать летние, а так же ценные вещи, так как многие уезжали очень быстро после обстрела ж/д вокзала 8 апреля.

Вода и электричество есть, работают пока только троллейбусы, так как мы пытаемся сберечь дизельное топливо, которого не хватает в целом в стране сегодня. Мы сделали проезд бесплатным 25 февраля, понимая сложность для многих людей.

Область лишилась 23 мая газа, это единственная проблема. Однако сейчас уже лето, и жить без газа в принципе можно.

краматорск ремонт дорог

Ремонт дорог в Краматорске. Фото: facebook.com/alexander.vasilyevich.goncharenko

30% супермаркетов работают, банкоматы пополняются. 10 аптек открыты, из 30 отделений почты работают только четыре, но для сегодняшнего количества людей этого достаточно.

Из рассчитанного населения 55 тысяч, 40 тысяч людей уже получили гуманитарную помощь. Пенсии у нас оплачивают, коммунальные структуры работают, выполняем уже более полтора месяца ямочные работы, занимаемся покрытием асфальта на дорогах, за парками ухаживаем, в городе чистота и порядок. Мало кто сегодня на востоке в это время работает над дорогами.

— По вашему мнению, почему жители Краматорска не желают эвакуироваться?

Некоторым ехать некуда, некоторых даже внуки и дети не могут переубедить, они боятся, что мародеры нападут на дома и вещи украдут. Это вопрос менталитета.

— Городская администрация как-то пытается переубедить этих людей?

Уже поздно. Мы за три месяца войны кого могли убедить уже убедили. Сейчас даже нет необходимости бесплатных эвакуационных автобусов. После того как мы поняли, что многие ими пользуются без чемоданов туда обратно в Днепр, мы свернули эту работу. Желающих эвакуироваться просто нет.

автобус краматорск

Фото: t.me/kramatorsk_rada

Понимаете, пока тихо и нет обстрелов все забывают о том что нужно эвакуироваться. Сейчас довольно печальная ситуация в Лимане. По моей информации, там осталось 5-6 тысяч людей в зоне боевых действий, и эвакуировать их оттуда уже невозможно. Сейчас поступают мэру одиночные звонки, но им помочь невозможно.

— Среди населения, которое решило остаться, есть пророссийские настроения?

Вопрос стандартный. По нашим оценкам, если, например, в 2014о году 30-40% краматорчан были лояльны к россии, к “днр”, то после того как нас освободили пятого июля 2014 года, после более двух месяцев оккупации, 80-90% этих людей поменяло свое мнение и о россии, и о “днр”. Жители увидели весь ужас, который они привезли.

На сегодня тех, которые ждут россию или к ней “толерантны” — это от 2-3% до 5%. До масштабного вторжения россии, может, 5 тысяч людей этого ждали. Кто-то из них выехал, всё ещё лояльных где-то 2-3 тысячи. Я думаю это успех. Восемь лет назад речь шла о 30-40% населения, а сейчас 2-3%.

— Если смотреть на выборы в 2020 году, ОПЗЖ была самой крупной политической силой в городском совете. Считаете ли вы, что это показатель поддержки россии в городе?

Это необязательно поддержка россии. Это вопрос в лозунгах которыми они подкупали свой электоральный контингент. Треть депутатов нашего совета из ОПЗЖ, но это не означает что треть краматорчан поддерживают россию или повторную оккупацию “днр”. Это электоральное поле ОПЗЖ и не больше. Всех депутатов знаю. Большинство из них это директора наших предприятий, они никакого отношения к россии и к “днр” не хотят иметь, они патриотически настроены.

— Вы говорите “большинство”. Некоторые депутаты могут быть потенциальными коллаборантами?

Нет, каждого депутата знаю лично, и среди них не вижу ни одного коллаборанта.

— В апреле, после того как войска рф начали отступать от Киевской области и от севера страны, эксперты говорили о том что будет интенсификация боёв на Донбассе. Как изменилась ситуация за последние два месяца?

Мы видим три очень активных направления в наступлении русских оккупантов. Это усиление наступления на Лиман, который находится в чуть более 40 километрах от нас, с явной целью приблизиться к Славянску и Краматорску. Есть направление на востоке Попасная-Бахмут, есть попытка отрезать нашу группу войск в Северодонецке и Лисичанске.

интервью гончаренко краматорск

Тут четко вырисовывается стратегия российских оккупантов: поставить галочку, что они якобы полностью “освободили” Луганщину. Там происходят самые жуткие вещи. Там ровняют города с землёй. Сравняли уже город Рубежное, сейчас стремятся сравнять с землёй ещё и Северодонецк. Их не интересует возможное восстановление городов Россия так же, как и в Чечне их уничтожает. Она прекращает бомбить только когда там не остаётся ни одной живой души, когда отступают наши войска.

У них в 10 раз больше снарядов и боевых комплектов. Мы можем сравниться в количестве живой силы, но не в количестве артиллерий. Да, к нам приходит военная помощь, но её мало. И она не с той комплектацией.

Соответственно, если за две-три недели не начнёт приходить тяжелая артиллерия, системы ПВО, тогда нам будет тяжело удержать и Северодонецк, и Лисичанск. У нас две-три недели, не больше. Главная задача россии это окружение наших войск на юге Луганщины. Туда бросили все силы рф, это очевидно, и наши военные сегодня на грани своих возможностей.

— Каким путем люди могут выехать из города, на данный момент?

У нас есть регулярные автобусы которые выезжают в Днепр. Раз в два-три дня выезжает один автобус в котором в среднем по 20-30 людей. Также они могут выехать в Покровск, а потом оттуда добраться на электричке до Днепра. Люди, которые хотели выехать, уже это сделали, поэтому такой маленький поток.

Сегодня во Львов на лечение эвакуационным поездом из Покровска привезли 19 пациентов из Днепропетровска и Донетчины

Фото: Львовская ОВА

Возвращением обратно в город мы не занимаемся, и жителям не советуем это делать.

Мы не враги себе, и не врачи сами себе. Люди, которые остаются, могут использоваться как живой щит россияне любят ставить оружие в жилых районах, из-за чего ВСУ ответ дать не может.

— В чём заключается сегодня работа городского совета?

У городских депутатов сегодня вопросов нет, так как решения в военное время может быстро принимать исполнительный комитет, в дистанционном режиме, не собирая сессию. Необходимости сегодня в сессионных решениях нет, учитывая то, что большинство баз данных, реестров закрыты или доступ к ним ограничен. То есть разные земельные вопросы, хозяйственные, связанные с капитальным ремонтом сейчас не рассматриваются.

У нас, какие во всей области, сейчас не работают ни ЗАГСы, ни нотариусы. Земельные вопросы никто не выносит и никто не может сейчас переоформить и зарегистрировать землю. Поэтому городской корпус сегодня чаще всего занимается волонтерством и помощью.

— За какие капитальные вопросы отвечаете конкретно вы?

Я, в первую очередь, отвечаю за обеспечение комфортного проживания наших жителей и оказания всего спектра услуг, который они должны получать.

гончаренко краматорск

Это работа коммунального хозяйства, медицинские услуги, борьба с мародерством, взаимодействие с военными, правоохранительными органами. Те обычные задачи, которыми занимается мэр в обычное мирное время.

Возникали задачи с банковским сектором, когда нужно было убедить некоторые банки открыть филиалы.

Мы помогали охраной, так как сотрудники боялись выходить на работу. Мы помогали почте раздавать деньги, пенсии, охранять её. В мирное время этого делать не нужно было, так как город не вмешивается в дела бизнеса. Но сейчас времена другие.

— Вы описали ситуацию по поводу транспорта, воды, газа, электричества, почты, и банкоматов. А что по поводу врачей? Их в городе достаточно?

Количество врачей и медсестёр достаточное и все получают нужную помощь. Проблем сегодня в этой сфере нет. Все может измениться при обострении ситуации. Некоторые врачи вернулись, так как у них больше не было денег у нас повысили им зарплату в полтора раза с начала масштабного вторжения.

— Вы сейчас всё ещё в городе и выполняете свои обязательства. В случае обострения ситуации вы собираетесь оставаться до конца?

Мы, мэры городов Донбасса, для себя решили, что пока мы сможем выполнять свои прямые обязанности мы останемся в городе. Если начнётся такой же кошмар, как и в Мариуполе, это уже другой вопрос, так как в этом случае невозможно выполнять задачи. Пока я однозначно остаюсь.

интервью гончаренко краматорск

Фото: facebook.com/alexander.vasilyevich.goncharenko

— Что бы вы хотели сказать краматорчанам?

Женщины и дети должны обязательно выехать, для подстраховки. Никто не знает что может позже произойти, и можно будет не успеть. Чем меньше в городе женщин и детей, тем легче нашим военным воевать.

Автор: Кирилл Амурский

Наверх