Донецкий синдром, - ФОТО

Источник:  www.048.ua  /  14:31, 24 Сентября 2018

В Одессе АТОшник, пришедший с войны, от безысходности порезал себе шею

27-летний АТОшник в Одессе нанес себе раны ножом по шее. Парень совсем запутался, но ему уже хотят прийти на помощь.

Молодой подтянутый парень с ужасной раной на шее сразу привлек к себе внимание во время волонтерской акции по кормлению бездомных.

   

Волонтер Тамерлан Баннура рассказывает:

   

"Я увидел рану на шею, предложил обработать шею. Он согласился и ему все сделал, и предлагал ему вызвать скорую, отказался".

   

Выяснилось, что парень служил в Авдеевке, у него есть при себе документы воина АТО. Родом Станислав из Западной Украины, известно, что у него есть семья - родители, жена и маленькая дочка.

   

"Жаль, конечно, ещё молодой парень и жизнь впереди, с ним на это тема общался и надеюсь что мой слова до него дошли", - констатирует Баннура, пытавшийся оказать помощь бойцу.

 

Волонтер утверждает, что парень не принимает наркотики.

Однако, после их встречи Станислав вновь попал в переделку. Ночью на жд вокзале полиция задержала парня за хулиганские действия.

   

Парня сковали в наручники и отвезли в участок.

   

В тот момент рана на шее снова открылась и закровоточила. Парню вызвали скорую.

             

В данный момент  вызвались оказать Станиславу помощь сразу несколько военных психологов. Психотерапевт Руслана Руденко, комментируя 048 раны парня на фото, предположила, что это не была попытка суицида. Слишком необычный метод. Бойцу остро необходима психологическая помощь, как специалиста, так и семьи.

Донецкий синдром

Что делать, когда человек, вернувшись с фронта, бодрствует ночью? Как смягчить душевную боль, когда перед глазами все время погибшие собратья? 048 поговорил о проблеме с  с волонтером Центра помощи участникам АТО в Одесской области Наталией Кручининой.

Как в Одессе работает Центр помощи участникам АТО?

Мы работаем в центре, чтобы помочь демобилизованным бойцам получить все те социальные гарантии, предусмотренные нашим государством.

Часто бывает, что ребята идут писать заявление на получение земельных участков, которые им положены, или каких-либо льгот, а их запускают на семь кругов ада, так что руки опускаются. Наша задача – взаимодействовать с различными департаментами, отвечающими за это, и минимизировать эту бюрократию. Мы отслеживаем, где могут возникать какие-то неприятные моменты, где начинают тянуть, и стараемся помочь. Возможностей у нас не так-то и много, но пока нам удается бюрократию брать за горло.

   

Девушки работают на общественных началах. Они с начала войны стали волонтерами, бывали на передовой, общались со многими военными с разных подразделений, соответственно, хорошо ориентируются в проблемах бойцах и с энтузиазмом пытаются помочь еще и в Центре помощи участникам АТО. 

 

048: С какими проблемами сталкиваются бойцы после возвращения с войны?

Самые большие проблемы для демобилизованных бойцов – это жилье и земельные участки. На третьем месте – трудоустройство. То есть ребята, которые уже готовы после военных действий пойти работать, то у них возникает проблема с работой. Это очень серьезно. Потому что когда они уходили на фронт или их забирали туда, они потеряли работу, а когда возвращаются назад, то не за что кормить семью.

Поэтому в первую очередь хотелось бы обратиться к предпринимателям, к потенциальным работодателям, чтобы просмотрели свои вакансии, оценили свои возможности взять на работу демобилизованных бойцов и предоставили бы нам эту информацию. Нам нужны элементарные данные: какое предприятие, фирма, учреждение скольких человек может трудоустроить, на каких условия и на какие обязанности. Это очень нужно! Проблема чрезвычайно острая.

   

Работа для раненных бойцов – особенная тема. Многие после ранения и потери былой дееспособности вынуждены бросить свою специальность.

 

Возникает потребность в обучении и переквалификации. На своей странице в соцсети Facebook волонтеры Центра помощи участникам АТО публикуют полезную информацию: где, например, «атошникам» сделают внушительную скидку для изучения английского языка или же где бесплатно протезируют зубы.

Существует одна глобальная проблема: небоевые ранения. Де юре нет боевых действий, вот и ранения, полученные во время обстрела или же взрыва «растяжки», нередко записывают «небоевыми». И здесь существует очень тонкая грань. В чем она заключается? Если бы у нас было введено военное положение, была объявлена ??война, тогда бы все потери, которые происходили бы на линии боевого конфликта, были бы боевыми потерями. Независимо от того, заболел солдат или потерял ногу, простудился или перенес операцию, прилетела к нему шальная пуля или он упал с танка, поскользнулся, сломал ногу и так далее.

Это все были бы потери, связанные с войной. Но в данном случае, поскольку юридически у нас идет АТО, существует такой аспект, который позволит нашим чиновникам фиксировать небоевые потери: не был ранен в бою, значит, не принимал участия в АТО. И поэтому эти потери являются как бы бытовыми, а это может повлиять на ряд вопросов по льготам наших военных, которые вернуться из зоны АТО.

В социальных сетях волонтеры, знакомые военных, да и сами бойцы часто обсуждают ситуацию-нонсенс: получают ранение во время обстрела позиции, а записывают как бытовую травму или нарушение техники безопасности. Центры помощи участникам АТО по всей Украине пытаются поднимать и этот вопрос, хотя это на несколько порядков сложнее, чем поспособствовать небюрократическому оформлению льгот.

   

В основном пишут «Травма, полученная в быту». Почему так? А все просто: они не могут написать, что это боевое ранение, потому что у нас «перемирие». Которого нет. По сути.

 

048: Какие еще проблемы решает Центр?

В Центре стараются решить вопросы различного характера – от возобновления утерянного удостоверения участника боевых действий до помощи с оформлением земельного участка. Отдельная тема – психологическая реабилитация бойцов. Все люди по-разному устроены: кто-то несколько дней-неделю потратил на перенастройку и дальше живет практически в том же ритме, что и до участия в боевых действиях.

   

Однако чаще бывает по-другому: кто-то остро реагирует на громкие звуки, похожие на выстрелы или взрывы, кто-то не выносит больше вид крови, кого-то раздражает крик, другие становятся раздражительными, а случается, что в сознании война продолжается – тогда человеку кажется, что его выслеживают, что где-то засел снайпер или приближается ДРГ.

С натянутыми нервами после пережитого на передовой демобилизованные бойцы острее других реагируют на торможение реформ, коррупцию, преследования за активную позицию, сепаратистские высказывания и т.д.

Непросто им приходится в обществе, которое отрицает войну, делают вид, что их это не касается: в таком случае бойцы могут чувствовать себя лишними, отверженными, инородным телом в чужой реальности, где им попросту нет места, могут чувствовать досаду – мы жизнью и здоровьем рисковали, а вы не можете даже поддержать. Отрицание войны в обществе – опасный психологический механизм, способный повлечь за собой сложные последствия.

048: Им сложно в этой другой реальности?

Ребята возвращаются с фронта, с «передка», с войны – в мирный город. Смотрят вокруг и не понимают, что здесь происходит. Да, у нас есть несколько линий обороны, не все находятся под обстрелами, но те, кто на первой и второй линии, смерть видят практически ежедневно. Видят смерть совсем рядам с собой. И когда они видят, что тут все так же, что их ровесники спокойно сидят в ресторанах, ходят на дискотеки, ведут бизнес, устраивают личную жизнь, они живут спокойно – для них войны вообще нет, то у фронтовиков возникает диссонанс: как так?

Как две параллельные реальности: там война, смерть, риск, гражданский долг, а здесь поведение такое, как будто всего этого вообще не существует. Ребята часто нас спрашивают: как такое может быть?

Дабы такое не случалось или происходило реже, демобилизованным обязательно стоит работать с психологом. И тут загвоздка в том, что в нашей стране пока не сложилось массовой культуры посещения сеансов психотерапии. Ребят нужно уговаривать пообщаться с психологом.

048: Отказываются от помощи?

Обычно, когда бойцы слышат о психологической реабилитации, первое, что они говорят: «Я не псих». И в этом – сложность. Было бы хорошо как-то популяризировать это направление, достучаться к ним, что психолог не занимается психами, он просто помогает, что многие люди пользуются услугами психолога – и это нормально. Стоит объяснять, что у многих рано или поздно возникают такие ситуации, когда тебе сложно найти выход самостоятельно. А вот психологи как раз и помогают разобраться.

   

Но у нас не принято прибегать к услугам психолога, поэтому и стереотипы появляются.

 

Нужно на всеукраинском уровне доносить, что если у тебя проблема, внутренняя дисгармония, то тебе стоит обратиться к психологу – и станет легче. И это не означает, что ты ненормальный. Работа психолога разнообразна, каждому что-то подойдет. Это и трудотерапия, и рисование, и гончарство… Если бы ребята на примерах видели, как психолог способен помочь, то чаще бы обращались за помощью.

   

Выход из этой ситуации один – обязательная всеобщая программа психологической реабилитации для всех демобилизованных бойцов.

 

На бумаге она даже существует, но на деле далеко не всегда воплощается. Бывает, что бойцы торопятся вернуться на рабочее место, боясь потерять работу, бывает, что о возможности пройти реабилитацию даже не знают.

Волонтеры призывают бойцов не стесняться – звонить, писать, заходить в гости, сообщать удобным способом о своих проблемах, а в центре уже будут думать, как могут помочь.

Центр помощи участникам АТО в Одесской области

г.Одесса

ул.Канатная, 83 11 этаж, кабинет 1128

тел. (0482) 39-00-04

(0482) 39-00-05

Страница в соцсети Facebook:

https://www.facebook.com/dopomoga.ato.odessa

   
Наверх